• Главная
  • Стали известны новые подробности дела о мангистауском взяточнике из антикора
19:51, 8 сентября

Стали известны новые подробности дела о мангистауском взяточнике из антикора

Асет Избасар. Фото: кадр из видеосюжета «Хабар 24»

Асет Избасар. Фото: кадр из видеосюжета «Хабар 24»

Газета «Время» опубликовала новые подробности дела о следователе Антикоррупционной службы Мангистауской области Асете Избасарове, которого осудили за взяточничество и в качестве наказания назначили штраф в 15 миллионов тенге.

Удивительный вид приобрела борьба с коррупцией в Мангистауской области. Здесь в прошлом году был уличен в получении взятки следователь по особо важным делам местного департамента по противодействию коррупции Асет Избасар. Согласно материалам уголовного дела, он получил миллион тенге от человека, в отношении которого расследовал уголовное дело по факту… получения взятки. В результате оба были признаны виновными в коррупционных преступлениях, вот только Избасар заключил процессуальное соглашение и ушел на штраф, а его жертва оказалась в тюрьме. Значительную роль в этих хитросплетениях сыграл заместитель прокурора области Марат Тойжан.

А началось все с Нуриддина Калдарова, бывшего руководителя отдела пробации Жанаозена. Весной 2021 года антикор обвинил его в получении взятки за перевод осужденного на условный срок. Якобы это была платная услуга, и Калдаров получил за нее 200 тысяч тенге, в чем его уличили борцы с коррупцией. Ну а дальше начался детектив.

«Брата моего подставили, ему на самом деле долг возвращали, а потом просто запугали. В антикоре знают, как надавить на задержанных: угрожают арестом, большим сроком, новыми эпизодами. Но только обычно это делают, чтобы добиться признания вины, а у брата начали вымогать деньги. Следователь Асет Избасар прямо сказал: не принесешь нужную сумму - мы еще на тебя найдем материал, сядешь на десять лет. Брат мне позвонил: найди деньги, он-то сам жил от зарплаты до зарплаты. Я пошел в банк, получил кредит в 2,5 миллиона под залог своей машины, отправил всю сумму ему. Потом узнаю, что он все деньги отдал следователю и его посреднику, так его запугали и еще 500 тысяч требовали сверху», - уверен Мухиддин Калдаров, обратившийся в редакцию «Времени».

Нуриддин Калдаров, бывший руководитель отдела пробации Жанаозена, фото с сайта газеты «Время»

Нуриддин Калдаров, бывший руководитель отдела пробации Жанаозена, фото с сайта газеты «Время»

Согласно материалам уголовного дела, Асет Избасар согласился облегчить участь Калдарова, поэтому получил от него миллион тенге через общего знакомого Азамата Асылбая. Деньги переводили через счет третьего человека, то есть никто особо не прятался.

«На самом деле там был не миллион тенге, а три. Просто миллион прошел через банк. Плюс еще семь миллионов Асылбай требовал у брата дополнительно, иначе Избасар угрожал его посадить. Они грамотно все организовали: Асылбай набирал следователя со своего номера, и тот разговаривал с Нуриддином, требовал доплату. Просто он не знал, что разговоры записываются в рамках расследования по заявлению брата в департамент собственной безопасности антикора. Но самое интересное, что в итоге Избасара обвинили в получении миллиона тенге, а Асылбая – якобы в мошенничестве и подстрекательстве к даче взятки (500 тысяч тенге)», - заявляет Мухиддин Калдаров.

Но самое любопытное случилось в суде. Туда Нуриддина Калдарова… не позвали!

«Мой брат в ходе расследования по своему заявлению ознакомился со всеми материалами, в том числе с записями, полученными в результате негласных следственных действий (НСД). Там в деле есть разговор, где Избасар прямо говорит: еще семь миллионов надо, чтобы прекратить твое дело, Нуриддин же не мог это выдумать. То есть Нуриддина ознакомили с материалами, поскольку он написал заявление и, соответственно, имел все права потерпевшей стороны. Но потом оказалось, что он просто свидетель!», - объясняет Мухиддин Калдаров.

И это тоже правда – в судебном разбирательстве у Нуриддина Калдарова именно такой статус, он не признан потерпевшим.

«Мы вообще случайно узнали, что Избасар и Асылбай заключили процессуальное соглашение и договорились с прокуратурой, что их накажут штрафами. Теперь следователь антикора должен заплатить в бюджет 15 миллионов, а его посредник – 20 миллионов тенге», - продолжает Мухиддин.

И на первый взгляд это нормальный исход – коррупционеров удалось покарать, казна пополнится 35 миллионами, а для коллег Асета Избасара случившееся станет уроком. Но братья Калдаровы недовольны результатом.

«Заместитель прокурора Мангистауской области Марат Тойжан заключил с Избасаром и Асылбаем процессуальное соглашение, где были прописаны минимальные штрафы. В записях НСД проходят внушительные суммы, но одному подсудимому делают взятку в миллион, другому – подстрекательство на 500 тысяч. Благодаря этому с учетом признания вины и раскаяния в итоге получились 15 и 20 миллионов. Это крайне мало! И мой брат Нуриддин, разумеется, был бы с этим не согласен. И что сделала прокуратура области? Она признала, что Калдаров не является потерпевшим по делу, и это очень странно. В ходе следствия его признали потерпевшим, ознакомили со всеми материалами, даже с засекреченными записями, а потом вдруг оказалось, что он всего лишь свидетель. И очевидно, для чего это было сделано, – чтобы не спрашивать его разрешения при заключении процессуального соглашения, ведь брат никогда не подписал бы такой документ. Ему за какую-то ерунду дали три с половиной года, а следователю по особо важным делам – незначительный штраф, он должен был минимум 25 миллионов получить, а отделался всего 15!», - убежден Мухиддин.

И действительно, согласно статье 616 Уголовно-процессуального кодекса процессуальное соглашение с подсудимыми составляется лишь с согласия потерпевшего. Но Калдаров волшебным образом превратился из потерпевшего в свидетеля, хотя лично вел переговоры об оплате, переводил деньги и заявление написал тоже сам. Но почему-то следящая за соблюдением законности прокуратура Мангистау все эти моменты проигнорировала.

В результате сложилась парадоксальная ситуация: Нуриддин Калдаров приговорен к реальному сроку, а расследовавший его преступления следователь получил наказание намного мягче.

«Вообще дошло до абсурда: брату ведь даже не вернули деньги, которые он передал в качестве взятки. Нуриддин уже отбывает наказание, поэтому его права никто не отстаивает. Но ведь я взял кредит, отдал деньги брату, он передал их в качестве взятки борцу с коррупцией, однако в приговоре не сказано, чтобы деньги нам вернули! Мы вообще считаем, что уголовное дело брата должны были прекратить, поскольку его поймали исключительно с целью снять с него денег. А в итоге что получилось? Брат сидит, следователь и его посредник гуляют на свободе. Это и есть борьба с коррупцией?», - разводит руками Мухиддин.

Теперь братья Калдаровы пишут письма в администрацию президента и в Генеральную прокуратуру.

«Мы требуем, чтобы приговор судьи Бауржана Шайдуллина в отношении Избасара и Асылбая был отменен, а дело вернули в прокуратуру для устранения нарушений, в первую очередь для признания Нуриддина потерпевшим. Если в надзорном органе будут настаивать на заключении процессуального соглашения, то пусть согласовывают его с братом. И деньги наши тоже пусть отдадут, а то получается, что наша семья помогла разоблачить злостного коррупционера в рядах антикоррупционной службы, но мы же еще и остались крайними», - говорит Мухиддин Калдаров.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#коррупция #мангистауская область #взятка
Объявления
live comments feed...